Интервью Дмитрия Рогозина РБК. Главное

Дмитрий Рогозин в интервью РБК рассказал о новых ракетах, космическом холдинге, лунной программе, долгах, скандалах и коррупции в отрасли. Ключевые высказывания главы «Роскосмоса» — в подборке РБК

Интервью Дмитрия Рогозина РБК. Главное

Дмитрий Рогозин

(Фото: Владислав Шатило / РБК)

О назначении в «Роскосмос»

Сказать, что эксперты аппарата правительства и я как вице-премьер до конца понимали положение дел в «Роскосмосе», особенно в части гражданского космоса, я не могу. После того как в конце мая я переехал на Бережковскую набережную, нами были вскрыты проблемы, требующие основательного и оперативного лечения. Для меня это не понижение, а высокая честь — возглавить такую отрасль и исправить в ней положение дел. После очередного тяжелого разговора с коллегами в «Роскосмосе» я понял: если хочешь, чтобы было сделано хорошо, сделай это сам.

О переносе первого пуска с космодрома Восточный

По некоему условному распределению между мной и тогдашним руководством «Роскосмоса» я отвечал за готовность космодрома. <…> Руководство «Роскосмоса» должно было поставить штатную серийную ракету на пуск, но оказалось, что в этой ракете блок коммутации был неисправным. До сих пор удивляюсь, как можно было на ровном месте так споткнуться некоторым товарищам, превратив праздник в очередную драму. От президента нам пришлось выслушать все, что в итоге мы заслужили из-за переноса пуска.

О создании ракетно-космического холдинга

Суть в том, что часть предприятий, которые являются еще с советских времен родными для космической промышленности, оказалась в иных структурах… Есть еще и важный экономический аспект: и КТРВ, и «Алмаз-Антей» имеют большую экспортную выручку. Она могла бы пойти на оперативное решение проблем других предприятий «Роскосмоса». Помогли бы своим, в итоге также оказались бы в выигрыше, поскольку от «Роскосмоса» получили бы серьезные заказы. Однако оппоненты этой идеи спекулировали именно на проблемах «Роскосмоса»: мол, они утопят всех. А я отвечу так: утопит нас наша разобщенность. Весь мир идет по этому пути. На мировых рынках сейчас соревнуются не товары, а корпорации с их компетенциями, экономическим потенциалом и лоббистскими возможностями.

О деле обвиняемого в госизмене ученого Кудрявцева

Арест ученого Кудрявцева и мое назначение никак не связаны. Расследованием занимается Федеральная служба безопасности. В ЦНИИмаше и «Роскосмосе» многие переживают за судьбу этого ученого, но при этом надо иметь в виду, что есть жесткие требования государственной безопасности и гостайны. Все должны их соблюдать — и стар, и млад. Иногда меня поражает инфантильная открытость некоторых наших ученых. В погоне за публикацией в иностранном журнале они готовы сливать даже стратегически важную информацию.

О заявлениях Счетной палаты и Генпрокуратуры о коррупции в «Роскосмосе»

Мне кажется неправильным, когда правоохранительные и контрольные органы ради пиара вбрасывают в публику информацию, которая может привести к ухудшению экономического положения госкомпаний. Если у вас есть вопросы или претензии, действуйте, а не рассказывайте обывателю, как все у других плохо… Поэтому я бы призвал действительно уважаемых мною коллег из надзорных и контрольных органов к большей сдержанности в работе со служебной информацией.

О долгах «Роскосмоса»

Совокупная долговая нагрузка по предприятиям «Роскосмоса» составляет около 200 млрд руб. Ее можно разбить на три части — это кредитная нагрузка, дефициты средств на операционную деятельность и накопленные штрафы. Лидером здесь является Центр Хруничева — 111 млрд руб. По Центру Хруничева мы оперативно разработали и согласовали с министерствами план финансового оздоровления. 28 декабря поставили точку в работе с кредиторами, договорились по реструктуризации долгов… Мы совместно с Минобороны сформировали консолидированный план закупок продукции Центра Хруничева на десять лет. Всего получилось 72 ракеты, в основным тяжелые РН «Протон-М» и «Ангара-А5», которая идет ему на смену.

О недвижимости Центра Хруничева

Прежний план финоздоровления центра предполагал, что часть производственных площадей будет продана под застройку жилья. Но я всегда был против, это был бы негативный социальный эффект для завода: заводчане будут видеть, что вместо их завода будет строиться жилье для «жирных котов».

Мы посчитали, сколько нам реально необходимо на площадке Центра Хруничева территорий для сохранения и развития завода. Итак, высвобождается около 100 га. Сейчас на них стоят нежилые производственные помещения. Совместно с Москвой мы создаем здесь инженерно-конструкторский центр наших ведущих столичных предприятий.

Социальные объекты мы передаем администрации города. Каждый должен заниматься своим делом: мы — ракетами, Москва — созданием высокого качества жизни жителей города. Москва может найти возможность применения ДК Горбунова. Что мы в ДК Горбунова можем сделать — самодеятельность устроить, петь хором по вечерам? Продается то, что абсолютно непрофильно, часть имущества передается Москве бесплатно, например функционирующие детские садики и так далее.  [Недвижимость, которая продается, по нашим оценкам, стоит] более 1 млрд руб. Эти деньги будут полностью и целевым образом направлены на техперевооружение Хруничева. 

О проекте OneWeb

Я понимаю скепсис коллег из ФСБ, они и должны занимать самую скептическую позицию, но надо иметь в виду, что эта орбитальная группировка нашими партнерами все равно будет создана, хотим мы этого или нет. Просто станции наземной инфраструктуры будут, может быть, не на нашей территории, а на территории Украины или других стран, и полностью будут обеспечивать интернет-трафик. А мы выпадем из этого проекта, не имея возможности на него влиять и технически контролировать. Поэтому мы считаем, что этот проект в принципе будет реализован.

О переносе визита в США

Это какая-то чудесная «Санта-Барбара». Мы в отношениях с нашими партнерами руководствуемся интересами своей страны, а не отдельных политиков. Интересы нашей страны — поддерживать сотрудничество в космосе, поскольку космос ошибок не прощает, и правила поведения в космосе написаны кровью… А вообще всю эту неприглядную историю надо рассматривать как эпизод противостояния между Трампом и конгрессом, а пострадавшей стороной здесь является само NASA. Я готов принять главу агентства Джима Брайдестайна в России, нам теперь придется обсудить, как будем жить дальше. Мы также пригласим к себе наших потенциальных коммерческих заказчиков из США, поскольку встретиться с ними в Вашингтоне уже не придется.

Об Илоне Маске

Я познакомился бы с этим человеком. Мне его феномен любопытен и с точки зрения того, как ему удается сочетать блестящий пиар и интересные инженерные, но проверенные практикой решения. Нам приводят в пример компанию SpaсeX как очень удачную альтернативу в виде коммерческой компании. Мы утверждаем обратное. Во многом SpaсeX — это дело NASA. С моей точки зрения, это такой мощный интересный проект, который должен немножко дисциплинировать других государственных поставщиков американской космической продукции. Конечно, за Маском стоит государство. Я не понимаю, почему это никому не очевидно. Все военные контракты, которые он получает по линии Пентагона, стоят в два раза дороже, чем то, что он предлагает на рынке. То есть на рынок он выходит по себестоимости, а иногда даже падает ниже себестоимости. Понятно, для чего: чтобы убить европейских и российских конкурентов.

О меме «Прости нас, Юра»

«Роскосмос» всегда на виду, и любая наша неудача, авария вызывает мощный общественный резонанс и порой гипертрофированную реакцию по типу «шеф, все пропало!», а иногда и юродивые вопли «прости нас, Юра». Но надежность техники никогда не бывает равной единице. Аварии бывают и у наших коллег за рубежом, но там никто не впадает в истерику, зато проводит тщательную работу над ошибками. Мы также переживаем, больше всех переживаем и делаем все возможное, чтобы наша техника работала исправно.

О космическом туризме по маршруту Гагарина

Орбитальные полеты по маршруту Юрия Гагарина — хорошая тема для туристов. Мы уже начали переговоры с потенциальными партнерами, которые заинтересовались такой возможностью. Я думаю, после 2020 года, когда мы пересадим корабль «Союз МС» на ракету «Союз-2.1а», мы сможем увеличить количество этих кораблей. Часть из них будет приносить нам прямую коммерческую прибыль.

О причинах срыва сроков строительства корабля «Федерация» и новых ракетах

Об этом (причине срыва сроков сдачи «Федерации») надо спросить бывшее руководство РКК «Энергия». Все дело — в дурной организации дела. Сейчас эти работы развернуты и находятся под моим личным контролем. Планируется, что новый корабль будет создан к моменту начала испытаний ракеты среднего класса «Союз-5» «Иртыш». Его летные испытания начнутся на рубеже 2023 года. Потом этот корабль «пересядет» на ракету сверхтяжелого класса и сможет работать в дальнем космосе.

Нам крайне важно в период до 2023 года перейти на новую ракетно-космическую технику — новую среднюю ракету, ​ новую легкую, «Ангара-А1.2», и тяжелую, «Ангара-А5М», а также на новый пилотируемый корабль. Тогда Россия снова сможет претендовать на лидерские позиции в гражданском космосе.

Ракета «Союз-5» «Иртыш» будет запущена в 2022 году. Мы отправили казахстанским коллегам «дорожную карту» синхронизации работ по стартовому столу на Байконуре и ожидаем выделения ими бюджетного финансирования в размере $314 млн. Бывший зенитовский комплекс будет перестроен прежде всего в части установки нового технологического оборудования и мобильной башни для посадки космонавтов. Именно с этой ракетой мы связываем продолжение пилотируемой программы.

О полете на Луну

Пока план [финансирования пилотируемого пуска на Луну после 2025 года] еще не сформирован. Этот вопрос требует скорейшего разрешения. У нас есть, с одной стороны,  «Союз МС» — проверенный корабль, который, теоретически, ​ может быть модернизирован для работы по лунной орбите. Но стоит ли это делать? Может быть, есть смысл найти иные варианты с точки зрения баллистиков с использованием нового пилотируемого корабля. Он будет тяжелее, но есть возможность за счет двухпусковой схемы найти такого рода вариант. Мы над ним работаем. Если мы это сделаем и защитим этот проект в правительстве и у президента, то тогда действительно после 2020 года, начав испытания сначала на околоземной орбите, потом мы могли бы работать и по Луне пилотируемым кораблем. Даже если у нас не было бы этих ресурсов, их нужно было бы найти. Потому что постановка амбициозной цели может сплотить отрасль. Надрыв для решения глобальной стратегической задачи, а не копание в себе и самоедство — только это может спасти «Роскосмос».

Авторы:
Максим Солопов, Инна Сидоркова.

Источник: rbc.ru

Добавить комментарий

*

1 × один =