«Лине некому было передавать опыт и знания»

Памяти единственной в истории чемпионки Зимних олимпийских игр из Узбекистана

«Не представляю своей жизни без фристайла, поэтому по-прежнему буду тренироваться. Теперь уже для себя. И стану учить других», — говорила в 1998 году только что завершившая спортивную карьеру первая в истории и единственная в истории победительница Зимних Игр из Узбекистана Лина Черязова.

 «Лине некому было передавать опыт и знания»

Олимпиада в Нагано стала для 30-летней спортсменки последней вершиной в профессиональном спорте, путь к которой был едва ли не сложнее более заметных прежних побед.

За четыре года до этого, в 1994-м, Черязова получила на тренировке тяжелую травму, упала с трамплина, ударилась головой и 21 день находилась на грани жизни и смерти. Потом были полтора года реабилитации в американском госпитале, дома и… возвращение на склон. Но вернуться к прежним результатам она все же не смогла. Итог – только 13-е место на Играх в Нагано.

А ведь совсем незадолго до этого на ОИ-1994 в Лиллехаммере Черязовой удалось добиться практически невозможного и навсегда вписать своё имя в историю. Она стала первой обладательницей «золота» в только что вошедшей в олимпийскую программу лыжной акробатике. Медаль Черязовой до сих пор остаётся единственной в истории высшей наградой Узбекистана на зимних играх.

… В составе сборной СССР Черязова дебютировала в Кубке мира по фристайлу в 1989 году. После распада Советского Союза на международных соревнованиях представляла Узбекистан. В 1993 году Черязова завоевала золото чемпионата мира, а в следующем году победила на Олимпиаде в Лиллехаммере. Только за два года — с 1992 года по февраль 1994 — Лина Анатольевна выиграла 13 этапов Кубка мира из 18, в которых принимала участие.

После Игр в Японии Черязова завершила спортивную карьеру и переехала в Россию, в Новосибирск, на родину матери. В 2006 году Черязовой было присвоено звание Заслуженного мастера спорта России.

Несмотря на несгибаемый характер и силу воли, спортсменке с годами все тяжелее становилось бороться со все более серьёзными последствиями травмы и проблемами со здоровьем.

В понедельник из Новосибирска пришла трагическая новость. 23 марта, в субботу, Лины Черязовой не стало на 51-м году жизни после продолжительной болезни.

Соболезнования родным и близким спортсменки выразил Национальный олимпийский комитет Узбекистана.

«Национальный олимпийский комитет Узбекистана выражает глубокие соболезнования родным и близким нашей соотечественницы. Ее медаль высшей пробы в Лиллехаммере остается единственной в истории узбекского спорта на зимних Играх», — говорится в специальном сообщении организации.

Воспоминаниями об ушедшей спортсменке поделились те, кто знал ее с юности, спортивного расцвета до последних лет жизни.

— Известный спортивный эксперт, экс-чиновник Ассоциации футбола республики Алишер Никимбаев:

«Мы учились в одной школе. Лина была старше на два года. Она еще в школе занималась акробатикой. Что говорить, успеваемость у нее, как у многих спортсменов была не очень хорошая. По советской системе образования, она ушла после восьмого класса. Потом мы только знали, что она перешла во фристайл, начала заниматься новым видом спорта. Лыжная акробатика и появилась в ее жизни, потому что были навыки в обычной акробатике — переквалифицироваться на фристайл было легче.

Почему именно фристайл? Хотя Ташкент и южный город, но недалеко находится Чимган – достаточно известное место. Там появилась первая школа фристайла в Узбекистане. Насколько я помню, одна была одной из самых лучших в СССР и оставалась таковой до развала Союза и первые годы независимости – пока были на месте многие тренеры.

…Честно сказать, Лина всегда была немного странная. Скажем так, не совсем компанейский, не очень общительный человек. Даже в детстве она казалась несколько отстранённой, была сама по себе. У нее было мало друзей.

Я пришёл в школу в 1982-м году, а в 84-м, в мае, она уже ушла. Только два года учились вместе. Потом практически не пересекались. В 1991 случайно встретились, когда я уже работал в газете «Физкультурник Узбекистана», а она выиграла этап Кубка мира и привезла в редакцию свои фотографии.

Тогда не было интернета, фотографии с соревнований по фристайлу могли быть только у участников. Чтобы поставить иллюстрацию в газете, мы просили самих спортсменов из своего архива привозить фото. Она приехала в редакцию с фотографией с Кубка мира, кажется, с пьедестала. Тогда Черязова даже попала в 10 лучших спортсменов Узбекистана по итогам года. Я даже сразу не узнал ее, а потом переспросил. Но она мне улыбнулась, видимо, узнала.

Это были две наши встречи в жизни. Позже пересекались на каких-то для олимпийцев, но незначительно.

Повторюсь, она производила отрешенное впечатление. Потом было известно, что она уехала в Новосибирск, но чем занимается, как живёт, не знали.

Когда Лина выиграла золото на Олимпиаде, она не знала, что двумя неделями ранее скончалась её мама. Соревнования пришлись на вторую неделю, а мамы не стало до открытия Игр. От Лины усиленно это скрывали. Опасались, что трагическое известие отразится на ее подготовке, моральном состоянии; что она просто не сможет выступить.

Есть разные версии, когда ей все-таки рассказали. По горячим следам я слышал, что она узнала об этом между победой и награждением, поэтому на церемонии выглядела расстроенной. Но главное – во время выступления она ещё не знала. Сделали это по просьбе отца. Он написал об этом расписку. Трудно сказать, выступила бы она хуже или нет. После Олимпиады прошло 25 лет. Но факт есть факт. Она стала олимпийской чемпионкой, не зная, что потеряла маму.

После ухода из спорта у Лины была работа на стадионе «Старт» в Ташкенте. Наше поколение знает его с таким названием, а те, кто помоложе – как стадион НБУ (Национальный банк Узбекистана – ред.). Потом, когда у Лины начались какие-то неприятности на работе, Александр Карелин предложил ей переехать в Новосибирск. Школы фристайла как таковой в Узбекистане на тот момент уже не существовало. Она практически закончилась в 90-е годы с отъездом многих спортсменов и тренеров.

Не помню, чтобы после Лины на Зимних олимпийских играх были фристайлисты из Узбекистана. Она была последняя и единственная. Дальше – только горнолыжники да фигуристы. Лине некому было передавать опыт и знания. На стадионе она занималась, по-моему, административной работой.

Конечно, ее вклад в спорт Узбекистана неоценим. Не знаю, когда в следующий раз мы выиграем медали Зимних олимпийских игр. Она была первой олимпийской чемпионкой независимого Узбекистана вообще, потому что в 1992-м все-таки была еще команда СНГ – мы не выступали индивидуально.

Место Лины Черязовой в узбекской спорте совершенно особое. Оно уже не достанется никому другому. Не знаю, возможно ли сравнимое достижение вообще.

И теперь трагическая весть… Насколько я понимаю, связь Лины с Родиной была прервала. Всё узнали через соцсети. К сожалению, она ушла очень рано. 50 лет – не возраст, особенно для спортсменки. Возможно, повлияла травма, которую она получила на сборах в Америке. Светлая память…»

— Чемпионка мира по лыжной акробатике (1991), заслуженный мастер спорта Василиса Семенчук (Канина).

«Лина была очень хорошим, добрым, отзывчивым, трудолюбивым человеком, который никогда не предаст. На неё всегда можно было положиться. Она всю себя отдавала занятиям фристайлом, которым посвятила последние годы своей спортивной карьеры, поскольку ранее занималась спортивной акробатикой, а во фристайл пришла уже в осознанном, взрослом возрасте. Она была примером для молодого, подрастающего поколения. Ее отношение к спорту, тренировкам и тренеру достойны уважения. Мы запомним Лину именно такой.

Мы тренировались у одного тренера – Дмитрия Ефимовича Кавунова. Во фристайл Лина пришла чуть позже, чем я. Мы вместе тренировались. Не могу сказать, что мы общались близко или часто и после ухода из профессионального спорта. В 91-м году я закончила спортивную карьеру и уехала из Узбекистана и волею судьбы с 94-го года жила уже в России. Тем не менее, я следила за выступлениями спортсменов на крупных международных соревнованиях по фристайлу. Знала, что Лина выиграла Олимпийские игры в Лиллехаммере, была очень рада за неё.

Последнее наше совместное выступление было на чемпионате мира 91-го года в Лейк-Плэсиде. После этого, завершив карьеру в спорте, я вышла замуж, родила дочь и, уехав из Узбекистана, долгое время с ней не виделась.

Нельзя сказать, что мы постоянно общались. Изредка поддерживали связь через знакомых и по телефону. Последний раз виделись в Москве, когда проходило празднование по поводу 25-летия признания фристайла как вида спорта в СССР. Лина приезжала туда с дочкой на руках, которой было тогда три года.

Все это время Лина работала в Новосибирске. Она хотела продолжать заниматься спортивной деятельностью в качестве тренера. Желания переехать в Москву у неё никогда не возникало. В Новосибирске у Лины были отец, дом, жилье, любимая работа. Она рассказывала, что преподаёт в детском саду физкультуру. Она очень любила заниматься с детьми.

Известно, что большую помощь, когда она переехала в Новосибирск, ей оказывал фонд Карелина, и даже сейчас, в такую тяжёлую минуту, он не остался в стороне. Лины будет не хватать всем любителям фристайла…»

Похоронена спортсменка на Клещихинском кладбище Новосибирска.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

20 − 6 =